w-shipunov@yandex.ru
Личный герб столяра
Меню сайта

Форма входа

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Центр развития культуры, библиотечного обслуживания, физической культуры и туризма Мариинско-Посадского городского поселения

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Приветствую Вас, Гость · RSS 27.05.2017, 05:25


         
             Художник Вадим Шипунов рассказал историю, как он однажды предложил весьма высокопоставленному руководителю сделать для него личный герб - по всем правилам и даже бесплатно.
           -  Вот еще!  со смехом махнул рукой тот. - Что я -  дворянин? Я из рабочих, не граф какой-нибудь! 
           Зря смеялся: чтобы иметь собственный (фамильный, личный) герб, не обязательно быть дворянином. К примеру, личные гербы имели Шекспир, Сервантес, Гете и Джордж Вашингтон, и Рокфеллер. А, скажем, в Швейцарии, где дворянства никогда в помине не было, почти каждая семья имела родовой герб. И до сих пор эти гербы переходят от поколения к поколению, вызывая в каждом чувство совершенно законной гордости. Хотя вообще-то говоря, для чего он нужен, этот малопонятный рисунок? Гордость, конечно, да, только эта штука воздушная, эфемерная, ее к анкете не пришьешь. Так на что герб мне нужен, чай не граф Толстой?
           А, к примеру, как раз, чтобы «пришить». Геральдика помогает сохранять связь времен, гербы как бы консервируют время, делают его материальным. Так что символы предков могут многое рассказать потомкам. Меня давно уже интересуют люди, которые в наше «переходное» время, заполненное сиюминутной суетой и «чистоганными» радостями, сохраняют способность помнить предков и думать о потомках. Потому-то я так и обрадовался, узнав о том, как одному моему старому другу Николаю Горбунову сделал герб Вадим Шипунов. Так Николай попал в одну компанию с Гете и Рокфеллером.
           Родились друзья в одном городке, вместе учились в одной школе, и дальше они, считай, всю жизнь вместе. Когда Николай городским Домом культуры заведовал, Вадим у него художником-оформителем работал. Только Николай, по характеру пылкий, увлекающийся, метался то туда, то сюда - столько всего за свои полсотни с лишком лет перепробовал! А Вадим, он какой-то монолитный, упорный и методичный, он за что взялся, как клещ, вцепится  не отпустит. Николай от рюмки не откажется, тем более в праздник. Вадим не только спиртного ни в какой день в рот не берет, но и питается, хоть и неверующий, с соблюдением постов. А вот в чем они, на мой пригляд, сходны, так это в двух качествах: оба - мужики рукодельные, люди талантливые, и каждый в своем деле действительно мастер. Но главное, оба свой родной Мариинский Посад любят. Есть такое полузабытое слово -  «патриот», вот они такие, патриоты: свой край, город, эти горы по волжскому берегу, восходы и закаты над ними - все это Николай и Вадим любят беззаветно. И не найдется для них на всем свете земли лучше той, что зовется малой родиной.
           Свой герб нынче хотят иметь и области, и города, и отдельные предприятия, так что только не теряйся - дело-то денежное. Знаю я нескольких художников, они не терялись. И живут безбедно. Блестящий художник-геральдист Шипунов много чего умеет, одного не умеет - подсуетиться. Гербы он создает не на заказ, а впрок (когда-нибудь да пригодится). Ездит, объясняет, чуть не уговаривает. Так появились гербы Мариинского Посада, Цивильска, чувашских же Канаша и Урмары. И в работе у Шипунова еще несколько проектов. Над каждым из них он работает месяцами, это не считая поездок в Москву и Питер на встречи с экспертами Геральдического Совета. По моим представлениям, за этот титанический труд он получает буквально копейки. Зарплату же - как художник-сценограф народного театра «Мариинский». И Горбунов в своем училище на ставке в 1200 обретается, хотя Николай - мастер - золотые руки, из дерева (не на каких-то редкостных станках, а именно руками) он творит чудеса. И тоже мог бы жить - как сыр в масле кататься. Подсуетись только.
           Но искать счастья на стороне друзья не собираются. Не потому, что глубинка, провинция, трудности со связью и транспортом, не от лени или отсутствия предприимчивости. Это такой тип людей - романтики и однолюбы, они оба - личности цельные, неделимые. Не дельцы, для них важнее сделать хорошо, чем продать удачно. Потому, должно быть, и друзья. Вернемся, однако, к истории с гербом.
           Дело было так. Приходит однажды Николай к Вадиму и просит: нарисуй ты мне пейзаж какой-нибудь или натюрморт.
           - Но как живописец я был уже не в форме, - поясняет Шипунов, - а геральдикой, можно сказать, заболел. И вместо натюрморта предложил Николаю: давай лучше я тебе герб сделаю.
           - Я сразу согласился, - продолжил Горбунов, - потому что Вадим для меня - авторитет.
           До того Шипунов личными гербами не занимался. На друге Николае, как сам Вадим говорит, он решил свои силы попробовать. Долго друзья судили-рядили, что в гербе столяра Горбунова должно быть. Не только потому, что из Николая фантазии, как пузыри в кипящей кастрюле, фонтанами бьют. И не оттого, что дотошный Вадим добивался точного соблюдения всех геральдических тонкостей. Дело-то до крайности серьезное и ответственное: после утверждения герба и внесения его в государственный реестр в рисунке даже черточку или точечку изменить нельзя. Таким он и останется на века.
           Для современной России геральдика - дело новое, хотя в стране есть и Всероссийское геральдическое общество с без малого двумя тысячами действительных членов, и Союз геральдистов. И официальные органы существуют: Государственная геральдическая служба (Герольдия) и Геральдический Совет при Президенте РФ, в федеральных округах и областях тоже одна за другой возникают специальные службы. Одна из основных задач Герольдии - не допускать отсебятины, потому что желающих завести в районе или городе свой герб становится все больше, а каким должен быть правильный герб, знают немногие. И с точки зрения мировой геральдики большая часть самодеятельных отечественных гербов-  чушь и глупость. А значит, в глазах иностранных гостей мы частенько «лицо теряем». Короче, геральдика - дело государственное. А что тогда говорить о гербах личных?! Даже у таких людей, как Марлен Хуциев, Владимир Васильев и Екатерина Максимова, гербы не выдерживают никакой критики. Делали их художники, быть может, и талантливые, но понятия о законах геральдики не имеющие.
           А Шипунов  знаток, каких поискать, и герб Николая Горбунова  один из первых в России личных гербов, выполненный в соответствии со всеми мировыми правилами. Повезло, можно сказать, Горбунову с другом.
           Но вернемся к самому его гербу. Напомню, что в геральдическом изображении не должно быть ни одной лишней («нечитаемой») линии. Повелось все со стародавних времен, тому почти тысяча лет как. В X веке некоторые рыцари начали украшать свои щиты рисунками символами личной доблести и благородства. Мода быстро распространилась, и в скором времени каждый рыцарь имел на щите свой рисунок и собственный девиз. Сначала, как водится, рисовали кто во что горазд, но со временем появилась особая профессия  герольд, художник и знаток гербов. Появились правила построения изображений, собственный «гербовый» язык, законы его «чтения». Основой всех гербов с тех времен является рыцарский щит.
           Все гербы устроены по-разному, у какого в щите два поля, а, к примеру, четыре поля в щите, то есть как бы крест и четыре изображения, полагается лицам только от губернатора и выше. У Горбунова, разумеется, поле одно. В его щите по низу  волнами  холмы. Те самые, на берегу Волги, где стоит родной дом Николая и где он сейчас живет. На фоне холмов  бочонок. Потому как на тех же холмах стоял когда-то бондарный завод. Отец Николая  бондарь, он и сына к делу приохотил и, работая мастером в местном училище, выучил не один десяток бондарей. Вообще же Николай Петрович Горбунов  бондарь в третьем (насколько сам помнит) поколении. Но он в том не уверен, и есть у него основания полагать, что и прадед тоже бондарем был. Короче  к месту бочонок.
           Ниже щита на ленте  девиз. Который к гербу (личному  тем более) обязательно прилагается. Это очень непросто  в двух-трех словах выразить мысль-идею, но, скажем, к гербу родного Мариинского Посада Шипунов придумал поразительно точный девиз: «Необиженно жить». А личный герб Николая Горбунова имеет короткий и простой девиз: «Шузьм».
            Что такое  шузьм?  спросил я Горбунова.
            Момент восхода солнца  по-чувашски, коротко ответил он. Потом стрельнул в меня взглядом и вздохнул:  Хочешь, можно «восход», можно и как «заря» перевести.
            Нет, Коля, никак не хочу. Потому что это не заря и не восход, а именно «шузьм», мент восхода. То есть, представьте, ночное небо светлеет и светлеет, заря над Волгой все шире, краснее, и вдруг из-за леса вырывается первый ослепительный луч. Солнце выглянуло, и все вокруг сразу стало иным  ярким, ясным и радостным. Первый луч солнца  вот что такое шузьм. Это слово, на мой взгляд, определяет отношение Горбунова к миру и самому себе, и нашел он его давно. Так что'девиз на его гербе  это еще и название музыкального ансамбля, созданного Николаем давным-давно. Когда он придумал свой «Шузьм», он был еще молодым и восторженным человеком, девиз  это еще и память о молодости: ансамблю уже тридцать лет.
           Лира на голубом поле, плывущая над холмами и бочонком,  тоже «Шузьм» и память о юности. Полосы на лире тоже не случайны, в цвете лира красно-белая  это элемент герба Мариино-Посадскрго района.
           Согласитесь, красивый у Горбунова герб. Остается отыскать ответ на последний вопрос: зачем ему, почти уже шестидесятилетнему столяру из далекого приволжского городка, эдакий пышный и сугубо личный символ? Примеры Шекспира и Рокфеллера, конечно, вдохновляют, но у Горбунова совсем другое на уме.
           Ты смотри: дед Александр, и дед Никон, и отец, все у меня  бондари. У нас же здесь бо-ольшое бондарное производство было, даже и после войны. И за границу продукцию слали, я журналы и всякую литературу давно собираю  там об этом прямо написано. Вот я и хотел, чтобы ввели бондарную специальность в училище. Двенадцать лет бился, да куда там! Ну, я и решил делать свою мастерскую, два-три мастера еще сохранились, инструмент я по бабушкам-старушкам нахожу  продают.
           Бизнес-план мне уже пишут, нулевой кредит с отсрочкой на три года  готовят. Инструмент уже есть. Дочка у меня бухгалтер, значит, бухгалтера мне искать не придется, они с мужем сейчас по ипотечному кредиту дом покупают, здесь же, в Марпосаде. Мне  видал, когда школу обходил, ангары?  отдают их в аренду, там и пилу ленточную ставь, и склады можно. Древесину выдерживать: клепка-то бочковая сушится естественно, в тени, на ветерке. А мастеров мне много не надо, главное, люди дело знают и делом горят: влюбленные нужны  чтобы не дать погибнуть ремеслу.
    Заказчики-покупатели  эка беда! Предложения уже есть: бочкотара элипсной формы дубовая. Называется пикниковый  бочонок    с краниками, резьбой, на кованых вороненых ножках витых. Кому под пиво, кому под квас, под вино. Хоть под коньяк. К нему  шесть дубовых же кружек. Есть заказ и на пятьсот литров, да мы такой не осилим. А на 150200 сможем.
           Теперь смотри: вот бочонок, у него на одном донышке городской герб, на другом  мой, личный. Здорово? То-то. Я тебе говорю: свой первый бочонок, такой, с гербами, я на могилу к отцу принесу. И скажу: «Вот, батя, обещал  и принес». И это будет в нынешнем году. А ведь у меня и внук растет  Илья Дмитриевич, замечательный мальчишка  белобрысый и голубоглазый. Отец-то говорит: будет священником, а я  сам выберет, может, и бондарем. Вот и ему мой герб пригодится. В гостеприимной квартире Шипуновых гербы на стенах, столах, на полках, и я не удержался от коварного вопроса: «Что ж вы себе-то фамильный герб не сделаете? Вы же оба геральдисты, вон и у Вадима медаль за заслуги, и у Галины  точно такая же. Так чего бы проще, а?» Они переглянулись и дружно рассмеялись: «Нераз думали, а уж говорили об этом сколько! Да дело слишком серьезное, спешить никак нельзя». Кто бы спорил, но, похоже, здесь, как и везде, сапожник без сапог, на самих себя Шипуновым времени не хватает.
           Шипунова я знаю не первый год, знаю историю его становления как художника-геральдиста и думаю, мало в стране найдется равных ему. Жена его, Галина, рассказывала, как прошлым летом на заседании Геральдического Совета его председатель М. Медведев, увидев работы Вадима, заявил: «Убедите глав принять ваши гербы, и я буду, наверное, самым счастливым человеком. С утверждением ваших работ у нас проблем не будет». Так что среди знатоков Шипунов себя зарекомендовал. У него от геральдистов медаль «За заслуги», а прошлой осенью Конгресс исторических городов и регионов России наградил его медалью «За вклад в наследие народов России». В списке награжденных фамилия художника из провинциального чувашского городка стояла рядом с фамилиями писателя Распутина и мэра Москвы Лужкова, чем он, Вадим, был радостно шокирован.
           Да уж, и Николай со своим гербом оказался в хорошей «компании», и у Вадима с его наградами компания неплоха.
           Геральдика  дело жизни художника Шипунова, так же, как бондарное искусство  для мастера производственного обучения Горбунова. Один двенадцать лет назад создал свой первый герб, другой столько же бился над тем, чтобы учить ребят, как отец когда-то, тому, что жило в поколениях его предков. Не удалось в казенном заведении  теперь сам будет. И вот смотришь, вроде бы каждый из них своим делом занимается. Но у них одно общее дело  они своим искусством и упорством мостик между прошлым и будущим перекидывают.
            Знаешь, Толь,  гудит Горбунов своим нутряным басом,  вот мои внуки вырастут и вспомнят меня, глядя на горы и бочонок, которые Вадим нарисовал. Правда, здорово?
           Еще бы нет, конечно, здорово. Может, и мне стоит задуматься насчет личного герба? Чтоб, как Горбунов. Ведь Шипунов мастер-то какой  такому можно доверить создание той эстафеты поколений, что называется фамильный герб.

    Анатолий БУКИН,
    спец. корр. «Семьи»
    Фото автора МАРИИНСКИЙ ПОСАД, ЧУВАШИЯ
    Copyright Вадим Шипунов © 2017  Компьютерная графика - Дмитрий Шипунов
    Сделать бесплатный сайт с uCoz